Изменения в нормативно-методической базе недропользования и деятельности ЦКР-ТПИ Роснедр в аспекте «регуляторной гильотины»
13-14
апреля, Москва
Приглашаем недропользователей, специалистов проектных организаций, инжиниринговых, консалтинговых компаний принять участие в вебинаре
Подробнее...
31.03.21

Современные методы энергоснабжения могут стать эффективнее. Эксперты обсудили способы снижения издержек горнодобывающей промышленности и ГМК

 Сэкономить хочется всегда. Особенно имея в управлении огромное промышленное или добывающее предприятие. Особенно в разгар кризиса, обусловленного пандемией COVID-19. Какие варианты в принципе существуют у крупных компаний? Какие тенденции наблюдаются в промышленном энергоснабжении? Есть ли на рынке соответствующие предложения? Об этом эксперты отрасли говорили на онлайн-конференции, организованной по инициативе компании Аггреко Евразия.

 Акцент на экономии неизбежен

Необходимость экономного энергоснабжения в современной промышленности встает регулярно. И это происходит в совершенно разных обстоятельствах и во многих отраслях –  от частных производственных задач металлургического завода до стратегически важного в государственном масштабе освоения Арктики.

Обострившуюся актуальность темы подтвердил президент российских поставщиков металлопродукции и шеф-редактор журнала «Металлоснабжение и сбыт» Александр Романов. «В ближайшие годы электрометаллургические компании вынуждены будут сделать акцент на экономии энергоресурсов. У многих предприятий нет собственной генерации, и они, естественно, будут этим заниматься», — заявил он в начале встречи.

Директор по стратегическому развитию Высокогорского ГОКа Иван Вайс продемонстрировал структуру себестоимости продукции, из которой видно, что на долю энергозатрат ГОКа приходится порядка 20%. «Основное место занимает электроэнергия – это 84 %. Цены на электроэнергию для нашего предприятия растут в среднем на 6,2 % в год при практически неизменных ценах на готовую продукцию», — рассказал Вайс.

Где взять энергию и рынки сбыта? Таковы главные вопросы, стоящие сейчас перед компаниями, работающими в Арктике, подчеркнул доктор физико-математических наук, академик РАН Юрий Ампилов: «В Арктике нет речи о дополнительном строительстве ЛЭП. А месторождений много. Например, Томтор – уникальное месторождение редкоземельных элементов. Если его освоить с энергетикой и транспортом, получим мощный экономический эффект. Вопрос в энергоснабжении».

То, что цены на электроэнергию растут каждый год, отметил в своем докладе и менеджер по развитию бизнеса Аггреко Евразия в Сибири Александр Дудук: «Для промпредприятий цены в два раза превысили годовой уровень инфляции. У металлургов затраты на энергетику могут превышать 30 %». Наконец, важным фактором энергетической проблемы является необходимость ухода от использования дизельного топлива. Это не только вредно для окружающей среды, но и очень дорого. «Надо сокращать северный завоз, который зависит от дизтоплива – это безумные деньги, дизель обходится фантастически дорого», — уверен Юрий Ампилов.

 Аренда, скидки и бесплатный ветер

Иван Вайс поделился с коллегами методическими наработками Высокогорского ГОКа. Поводом для них послужили потери, зафиксированные в том числе при производстве сжатого воздуха для шахт — в этом случае убыток составляет порядка полумиллиона рублей в месяц. На комбинате провели эксперимент, полем для которого стало совместное обогащение богатой и бедной руды на 84 об/мин. Применив специально разработанную математическую модель, специалисты добились получения дополнительно 5 тыс. т готового продукта при раздельном обогащении руд (каждая руда обогащается по своему оптимальному режиму). Соответственно, расход электроэнергии оказался ниже. «Работа, проведенная на ВГОК, показывает, что есть потенциал снизить потребление электроэнергии на 10–15 %», — резюмировал Вайс.

О существующих на рынке предложениях, связанных с эффективной энергогенерацией, рассказал Александр Дудук: «Большинство современных решений по энергоснабжению можно применять эффективнее, снижая стоимость 1 кВт/ч, и получать электроэнергию здесь и сейчас. Да, в таком случае она стоит чуть дороже рыночной, но это оправдано отсутствием простоев и возможностью немедленно увеличить производительность предприятия».

По словам Дудука, генерирующую систему необязательно оборудовать с нуля. Порой лучше выбрать аренду, которую, в частности, предлагает Аггреко Евразия. Это выгодно, если подведение сетей опаздывает к началу запуска объекта, когда собственная генерация на ремонте или неожиданно оказалась в аварийном состоянии. Кроме того, аренда актуальна в ситуации, когда необходимы дополнительные мощности в пиковые сезонные нагрузки.

Вообще у Аггреко разработано два типа предложения. Первое — упомянутая выше аренда. Обычно это интересно средним компаниям, планирующим разрабатывать новые месторождения, модернизировать имеющиеся и строить новые предприятия. Если требуется специфическое оборудование, то Аггреко участвует в совместной разработке и берет на себя все риски. При этом партнеры не оформляют оборудование в собственность, а значит и не стоят перед необходимостью выделять средства на его покупку. Еще один важный плюс для промышленников: не надо привлекать дополнительный персонал. Второй вариант — энергоснабжение «под ключ», что позволяет экономить до 10 % сетевой стоимости электроэнергии и тепла за счет возведения генерирующего комплекса. При этом сохраняется подключение к электрическим сетям, а часть нагрузки или полный ее объем покрывается за счет комплекса Аггреко. Как правило, контракт заключается на 10–15 лет.

Среди примеров внедрения подобных схем энергоснабжения:

l  контракт с крупнейшим российским производителем трубопрокатной продукции, обеспечивший за год экономию порядка 180 милн руб.;

l  месторождение золота и меди в Монголии, где энергокомплекс обустроили всего за несколько недель;

l  алмазный рудник в Якутии, где, по прогнозу, энергия станет дешевле сетевой, а безопасность возрастет;

l  золоторудное месторождение Голец Высочайший в Иркутской области, где оперативно возведенный мощный дизельный комплекс обеспечивал ГОК электроэнергией зимой, а летом использовался как резервный источник;

l  золотой рудник Granny Smith в Австралии, где более чем 20 % электроэнергии производится с помощью возобновляемых источников, а потребление топлива снизилось на 10–13 %;

l  медно-цинковый рудник Биша в Эритрее, где экономия энергии достигла 15 % (1 милн долл.), и до 60 % в балансе составляет солнечная электроэнергия.

 

Коллега Дудука, руководитель группы разработки проектных решений Аггреко Евразия Сергей Утюж, добавил, что генерирующее оборудование, которое компания предлагает рынку, представлено двумя типами – дизельными и газопоршневыми генераторами, которые могут работать на природном и попутном нефтяном газе, биогазе, свалочном газе. «Сейчас мы разрабатываем решение, позволяющее генераторным установкам работать на нескольких видах топлива: дизель, газ, мазут, причем переключаться с одного вида топлива на другой можно в процессе эксплуатации», — заметил Утюж. В 2017 г. Аггреко купила компанию Younicos, которая специализируется на системах накопления энергии. Это дало толчок к замене дизель-генераторных установок на газопоршневые.

Важность разработки альтернативных источников энергии отметил академик Ампилов. В России, по его мнению, недооценивают потенциал солнца и ветра. Между тем мощность ветровых электростанций в Германии в два раза превышает суммарную мощность всех российских АЭС. А в Китае объем ветрогенерации сопоставим с объемом всей электрогенерации России.

«В Арктике никем не используется дармовая энергия ветра. Это, конечно, источник дорогой генерации, но это проще и дешевле, чем осваивать нефть и газ на шельфе. Ветер может выступать дополнительным источником энергоснабжения. Мы проводили непредвзятый экономический анализ — ветер точно дешевле», — утверждает Ампилов.

Естественно, ветровые и солнечные ЭС не работают 24 часа в сутки. Однако стоит заметить, что в 2019 г. общая установленная мощность мировой ветровой энергетики составила 623 ГВт, а солнечной – 586 ГВт, и каждая из них уже превосходит мощности атомной и водной. В России тоже есть успешные кейсы, способные послужить ориентирами. Например, самая северная в мире Батагайская солнечная электростанция в Якутии. Она работает с 2015 г. и экономит до 400 л дизеля в год. Другой пример — гибридный, тоже из Якутии. Ветродизельный комплекс в пос. Тикси, введенный в эксплуатацию в декабре 2020 г. Он генерирует 1 MBт за счет ветра и 3 MВт за счет дизельного топлива.

«Нефть и газ в Арктике никуда не денутся, они останутся в основном для внутреннего и внешнего рынка, — считает Ампилов. — Локальные потребители могут использовать СПГ, заменяя им дизель, могут задействовать ветер, солнце и водород для накопления энергии. Мультиукладная энергетика в Российской Арктике – это основной вектор развития».

Дело за смелостью

Итак, промышленники хотят экономить, сервисные компании предлагают соответствующие инструменты. Тогда почему подобные стратегии не вводятся повсеместно? Порой собственникам и управляющим непросто выйти из привычной плоскости мышления. И попросту тяжело решиться на серьезные перемены.

«Когда производственники слышат слова «математическая модель», они думают, что это очень сложно, что надо институты нанимать и платить бешеные деньги, — рассказал Иван Вайс. — Но процессы производства довольно просты в математическом смысле, а эффект значительный. Математическая модель обладает большим потенциалом, за цифровизацией огромные перспективы, только надо по умному ее использовать, не бросаясь в крайности».

Александр Дудук согласился, что использование цифровых технологий на предприятии позволяет вести более точный учет ресурсов и, соответственно, использовать их эффективнее: «Потоковый анализ тех режимов, которые сейчас контролируются человеком каждый час или два, с помощью цифры может вестись непрерывно. Таким образом, будет задаваться более эффективный режим технологического процесса».

Смелости от людей, принимающих решения, требует и уход от привычного дизеля. Это вид топлива привычен и надежен, но использование других источников выгодно почти со всех точек зрения. При этом, уточнил Дудук, дизель может оставаться надежным резервным источником, тем самым избавляя окружающую среду от ущерба, а бизнес — от логистических затрат на доставку дизеля к производственной площадке.

«Гибридные системы, конечно, хороши, но я бы сказал, что надо смелее в изолированных районах переходить на системы без дизельного топлива. А если это гибридные генераторы с возобновляемым источником, применять в качестве второго компонента более дешевый СПГ, которого много. Это уже вопрос ценообразования», — заявил Ампилов.

 Виталий Паутов 

 

Аггреко Евразия работает на территории России и стран СНГ с 2008 года. Это крупнейший поставщик комплексных услуг по обеспечению гибкого мобильного энергоснабжения, промышленного охлаждения и обогрева для промышленных предприятий, нефтехимической и нефтегазовой промышленности, тепличных хозяйств и энергетического сектора, крупных спортивных и зрелищных мероприятий и инфраструктурных объектов. В 2014 году компания построила в Тюмени производственную площадку, где осуществляет комплекс сервисного обслуживания, а также проводит нагрузочное тестирование оборудования.

Парк оборудования, находящегося в аренде в России на 2020 год, превышает 950 МВА.

Компания Aggreko была основана в 1962 году в Нидерландах. Имеет 190 представительств в 79 странах мира.

 

КОНТАКТЫ ОРГАНИЗАТОРОВ МЕРОПРИЯТИЯ

Шанская Евгения

+7 926 1269626

shanskaya@maas.agency

Жолудева Екатерина

+7 916 099 02 48

zholudeva@maas.agency


Разместить данный материал у себя: